Всероссийский литературный конкурс «Золотое звено»

Приглашаем всех принять участие во Всероссийском литературном конкурсе «Золотое звено»!

Новый литературный конкурс учреждён «Литературной газетой» при поддержке ОАО «Российские железные дороги». В этом году конкурс посвящается 45-летию с начала строительства Байкало-Амурской магистрали.

литературный конкурс золотое звено

Призы конкурса:

Каждый из трёх победителей получит денежную премию в размере 200 тысяч рублей.

Лучшие произведения по всем трём номинациям будут опубликованы в «Литературной газете» и на сайте Lgz.ru

Подпишитесь на официальные группы, чтобы быть в курсе новых конкурсов:
Вконтакте: vk.com/konkursoff_ru
Инстаграм: instagram.com/konkursoff.ru/
Фейсбук: facebook.com/konkursoff/
Одноклассники: ok.ru/konkursoff

Цель конкурса:

Цель конкурса – профессиональный отбор и поддержка лучших произведений современной литературы, раскрывающих образы железных дорог, их поэзию, их историю, их романтику и реальность. А ещё мы хотели бы привлечь внимание читателей к созидательной роли железных дорог, к художественному воплощению современных железнодорожных проектов и людей, которые их осуществляют.

Условия участия в литературном конкурсе «Золотое звено»:

Всероссийский литературный конкурс проводится в трёх номинациях: поэзия, проза, публицистика. Условие одно – ваше произведение должно иметь отношение к железным дорогам, к их прошлому, настоящему или будущему. Пускай этот конкурс станет настоящим золотым звеном в вашей творческой биографии!

На конкурс принимаются как уже опубликованные, так и новые произведения. Присылайте ваши стихи, рассказы и статьи, а также – краткие сведения о себе по адресу: 121069 г.Москва ул. Б.Никитская д. 50А/5 АНО «Редакция «Литературной газеты», либо в электронном виде на адрес zveno@lgz.ru

От организаторов:

Золотое звено – это символическая точка сборки на железнодорожной магистрали. Но и в литературном произведении должно быть золотое звено – ключевой образ, без которого всё повествование теряет смысл. Пожалуй, сегодняшней нашей литературе не хватает таких ключевых звеньев…

 

Смотрите также новые конкурсы:
Всероссийские конкурсы: vserossijskie-konkursy
Международные конкурсы: mezhdunarodnye-konkursy
Литературные конкурсы: literaturnye-konkursy
Детские конкурсы: detskie-konkursy
Творческие конкурсы: tvorcheskie-konkursy

Железная дорога вошла в повседневную жизнь современного человека, с ней у каждого из нас связаны и лирические воспоминания, и представления о Родине, о русской природе, об индустрии, о шумных городах и тихих предместьях, о встречах и расставаниях. Ведь именно железнодорожный транспорт помогает нам сложить из фрагментов, из разнообразных впечатлений цельный образ многообразной страны, раскинувшейся на тысячи километров от Калининграда до Дальнего Востока. Перестук колес, гудки паровозов, дребезжание подстаканников в купе – всё это навсегда сохранилось в нашей памяти благодаря поэтам и новеллистам. Мы надеемся, что напев железных дорог вдохновит вас и доставит удовольствием читателям.

Сроки проведения конкурса:

Прием работ до 1 ноября 2019 года.

О результатах конкурса будет объявлено в декабре 2019 года.

Организатор: «Литературная газета» при поддержке ОАО «Российские железные дороги».

Сохранить себе или поделиться:

Смотрите также новые конкурсы:

Комментариев: 3

  1. Александр Рубис

    Участвовал я в этом конкурсе. Его организатор «Литературная газета», по сути, давно перестала быть литературной. Награждает лишь то, что редактору показалось достойным. Не так давно, например, присудили первое место Владимиру Шемшученко, тексты которого оказались хуже «Железа дороги», не попавшего даже в список финалистов.

    Вот одно из его стихотворений.

    ***

    Грошовый плацкартный уют.
    Вагонных колёс перебранка.
    Жара. Изнывает светильник,
    приплюснутый к потолку.
    На верхнюю полку сосед
    с ленивою грацией танка
    Поднялся, всхрапнул…
    Очень жалко уснувших на левом боку.

    Горчит остывающий чай.
    Стихают вокруг разговоры.
    Дрожит и качается поезд,
    вползая по рельсам в зарю.
    Бегут за окном огоньки.
    Колышутся синие шторы.
    Вернусь — эти длинные строчки
    любимой жене подарю.

    Она их смотает в клубок
    и шарфик мне на зиму свяжет,
    А может быть, кофточку дочке —
    она по ночам плохо спит,
    А может быть, тихо вздохнёт
    и слово мне доброе скажет…
    Скитается взгляд по вагону,
    чего ни коснётся — болит!

    «Поднялся, всхрапнул». Поднялся, и сразу захрапел. Так не бывает.

    «Очень жалко уснувших на левом боку». Непонятно, почему их нужно жалеть. Можно неплохо поспать, на каком угодно, боку.

    «Горчит остывающий чай». Чай никогда не бывает горьким, тем более, если он заварен недавно.

    «Вернусь — эти длинные строчки любимой жене подарю». Неужели герою больше нечего подарить жене? Строки-то посвящены не ей, а железной дороге.

    «Вернусь — эти длинные строчки любимой жене подарю. Она их смотает в клубок и шарфик мне на зиму свяжет». Женщина, не имеющая к поэзии никакого отношения, из дорожного сочинения ничего хорошего не свяжет. Вот если бы автор написал, что он вяжет из длинных строк кофточку для жены, это получилось бы красиво, хотя вязание – занятие не мужское.

    «Скитается взгляд по вагону, чего ни коснётся — болит!». Непонятно, что болит, у кого и почему. Взгляд не болит точно – ни в переносном смысле, ни в прямом.

    Грошовый плацкартный уют. Вагонных колёс перебранка.
    – / – – / – – / – / – – / – – / –
    Жара. Изнывает светильник, приплюснутый к потолку.
    – / – – / – – / – – / – – – – / Сбой ритма.
    На верхнюю полку сосед с ленивою грацией танка
    – / – – / – – / – / – – / – – / –
    Поднялся, всхрапнул… Очень жалко уснувших на левом боку.
    – / – – / / – / – – / – – / – – / Сбой ритма.

    Горчит остывающий чай. Стихают вокруг разговоры.
    – / – – / – – / – / – – / – – / –
    Дрожит и качается поезд, вползая по рельсам в зарю.
    – / – – / – – / – – / – – / – – /
    Бегут за окном огоньки. Колышутся синие шторы.
    – / – – / – – / – / – – / – – / –
    Вернусь — эти длинные строчки любимой жене подарю.
    – / / – / – – / – – / – – / – – / Сбой ритма.

    Она их смотает в клубок и шарфик мне на зиму свяжет,
    – / – – / – – / – / – – / / – / – Сбой ритма.
    А может быть, кофточку дочке – она по ночам плохо спит,
    – / – – / – – / – – / – – / / – – Сбой ритма.
    А может быть, тихо вздохнёт и слово мне доброе скажет…
    – / – – / – – / – / – – / – – / –
    Скитается взгляд по вагону, чего ни коснётся — болит!
    – / – – / – – / – – / – – / – – /

    Ритм стихотворения нарушен во многих местах, а это лишает его напевности (вертикальная черта – ударная гласная, горизонтальная – безударная).

    Теперь о размере.

    Грошовый плацкартный уют. Вагонных колёс перебранка. – 17 слогов.
    Жара. Изнывает светильник, приплюснутый к потолку. – 16
    На верхнюю полку сосед с ленивою грацией танка – 17
    Поднялся, всхрапнул…Очень жалко уснувших на левом боку. – 17

    Горчит остывающий чай. Стихают вокруг разговоры. – 18 Сбой.
    Дрожит и качается поезд, вползая по рельсам в зарю. – 17 Сбой.
    Бегут за окном огоньки. Колышутся синие шторы. – 17
    Вернусь — эти длинные строчки любимой жене подарю. – 17

    Она их смотает в клубок и шарфик мне на зиму свяжет, – 17
    А может быть, кофточку дочке – она по ночам плохо спит, – 17 Сбой.
    А может быть, тихо вздохнёт и слово мне доброе скажет… – 17
    Скитается взгляд по вагону, чего ни коснётся — болит! – 17

    Размер первой строфы отличается от размеров остальных катренов, а это, как и ритмические ошибки, не делает его мелодичным.

    Кроме того, размер слишком большой, как в прозе. Максимум для поэтической строки – двенадцать слогов.

    Пятнадцать ошибок в одном тексте! Я написал об этом в редакцию и предложил найти хотя бы половину этого количества недостатков в «Железе». «Литературная газета» отделалась молчанием. Ответить ее заставило только вмешательство Минкультуры. Да и то, редактор сочинил какую-то чушь, больше похожую на отписку. Ни компенсации, ни даже извинений я не дождался.

    Александр Рубис,
    поэт, прозаик, публицист,
    частный редактор.

  2. Юлия Рубинштейн

    Уважаемый А.Рубис!
    Ну, и «ЛГ»…
    Во-первых. Конкурс есть конкурс. Ошибки в стихах В.Шемшученко, отмеченные Вами — только Вам кажутся ошибками. Сбои ритма — выразительное средство! Тов.Шемшученко еще и бард, слышала его песни, там сбои ритма всегда к месту. Чай — горьковатый по определению. Вязать мужчины умеют порой не хуже женщин, напр., это умение распространено у моряков, да, как ни странно! В виде готовых вещей провозили запрещенный ко ввозу мохер, потом распускали… Чего ни коснёшься взглядом, то и заболит (в душе), от касанья даже невесомым взглядом заболит — пронзительная находка. А уж жаловаться на «засуживание» в Минкульт? Так может поступить сутяга, но творчество — и сутяжничество???
    «ЛГ», спасибо вам за Шемшученку! Заслужил! Да здравствуют перестройщики, «восьмидесяхнутые»!

  3. Артур

    Давай поедем на трамвае!
    Вот просто так, возьмём и сядем,
    В любой из них — не выбирая,
    И на маршрут совсем не глядя!

    Войдя в распахнутые двери,
    Мы сядем рядом у окна —
    Большого, словно в галерее,
    Чтоб красота была видна!

    Дадим кондуктору монеты
    В обмен на серый корешок,
    Платя за яркие моменты,
    Нам от которых хорошо!

    Давай с тобой на миг поверим,
    Что быть счастливыми — легко!
    И на билетах цифры сверив —
    Тот самый — спрячем далеко!

    Давай поедем на трамвае!
    И на маршрут совсем не глядя,
    В любой из них, не выбирая,
    Вот просто так — возьмём и сядем!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *